×

Скопируйте код для размещения этого материала в своем блоге:




Предпросмотр

Вы можете расположить рубрики с новостями на главной странице сайта в том порядке, в каком хотите. Для этого переместите блоки на схеме и сохраните изменения. Изменения можно вносить любое количество раз.

  • Политика
  • Происшествия
  • Экономика
  • Криминал
  • Финансы
  • Общество
  • Звезды тоже люди
  • Спорт


Вы не прячьте аутят!22 мая в 16:32

  • Текст

Под мамин подол.

Родители особенных детей часто тянут с визитом к психиатру, надеясь, что все проблемы "рассосутся" - исчезнут сами собой. Это сродни запуску таймера обратного отсчета на бомбе: однажды она все равно взорвется. И тогда поход с ребенком к врачу обойдется во всех смыслах дороже.

В продолжение темы детского аутизма корреспондент "Уралинформбюро" встретилась с заведующей Областным центром психического здоровья детей, главным внештатным детским специалистом-психиатром министерства здравоохранения Свердловской области Людмилой Ильяшевой.

— Людмила Борисовна, давайте начнем с проблемы диагностики аутизма – она сегодня своевременна?

- Родители подчас хотят, чтобы врачи определяли проявления аутизма чуть ли не на первом году жизни ребенка. Но как диагностировать то, что еще не сформировалось? Ведь клиническая картина при типичном аутизме складывается только к двум годам, а при атипичном — к трем.

Конечно, если у детей заметны какие-то отклонения или возникают какие-то подозрения, можно и нужно сделать скрининг, который могут провести не только врачи, в том числе непсихиатрического профиля, но и сами родители. Если результаты подтверждают опасения, то надо обращаться к специалисту.


Фото из личного архива Людмилы Ильяшевой

Аутизм похож на любое другое заболевание: если вовремя не обратиться за помощью, можно получить осложнения. Чем раньше болезнь нашли, чем раньше оказана помощь — не только медикаментозная, но и психологическая, педагогическая, социальная — тем лучше будет результат. Это относится не только к аутизму, но и к любому психическому расстройству.

Очень многое зависит от родителей: если они видят, что у ребенка есть проблемы, что-то их заботит — чтобы не культивировать собственную тревогу, лучше показаться специалисту. Если нет детского психиатра — нужно обратиться к взрослому.

Все дети, страдающие аутизмом, разные, двух одинаковых не найти. В зарубежных странах, по данным статистики, количество детей с аутистическими расстройствами выросло. У нас в стране истинные цифры неизвестны. Если в Европе или за океаном нет ничего зазорного или стыдного в том, чтобы обратиться к психиатру, то у нас все совсем наоборот. Хотя казалось бы — стыдная болезнь ОРВИ? Или бронхит? А психические отклонения — это те же болезни.

Чаще всего до психиатров доходят дети-аутисты с выраженными нарушениями, которым нужно решать очень много вопросов: терапии, образовательного маршрута и направления на экспертизу для решения вопроса об инвалидности.

Сегодня психиатрами Свердловской области наблюдается 386 детей с аутизмом. И это — только верхушка айсберга. На самом деле их значительно больше.

По зарубежным методикам, определенная часть детей имеет расстройства аутистического спектра. И в таком случае, у нас их должны быть тысячи. Возможно, их действительно столько. Но многие родители не обращаются к нам по каким-то внутренним причинам. Есть ведь и такие, кто не только прячет ребенка дома, но и сами вместе с ним "выпадают" из общества.

- Порой родители стремятся скрыть психическое состояние своего ребенка. Даже отдают "тяжелых" детей в обычные школы, а когда учителя говорят, что те не справляются с учебной программой, отвечают "это ваши проблемы, учите". Почему так происходит?

- Зачастую "больной ребенок" - это удар по самолюбию: "у меня ребенок не совсем полноценный". В общеобразовательных учреждениях особенных детей ждет непосильная нагрузка, выше их возможностей. Из-за этого ребенок теряет всякий интерес и просто отказывается учиться. Стремясь показать, что сын или дочь здоровы, родители попросту наносят им вред.

Сами взрослые не всегда борются с трудностями, стараются уйти от них. А ребенок ведь тем более! Он тоже будет уходить от трудностей. Видя непонимание родителями его проблем, а несостоятельность в учебе — это проблема, ребенок начинает реагировать на это самыми разными способами, вплоть до ухода из дома.

— То есть даже с "легкими" психическими отклонениями не стоит идти в общеобразовательную школу?

- Все зависит от конкретного случая. Есть дети с психическими расстройствами, но с сохранным интеллектом. Дети с сохранным интеллектом должны учиться вместе со здоровыми детьми.

— Медленно, но российское общество движется к инклюзии. И обычные дети все чаще сталкиваются с особенными. Как себя правильно вести себя с ними?

- Как врач-психиатр — я "за" инклюзию. Нельзя детей, которые и так ограничены в возможностях, еще сильнее загонять в какие-то рамки. Но, как человек, наверное, да и как психиатр тоже, я считаю, что наше общество в настоящее время не готово к инклюзии.

Мы же всегда стремились к тому, чтобы все были одинаковы: чуть кто выделяется — сразу патология. На уроке все должны ровно и красиво сидеть в форме с наглаженными воротничками, поднимать руку, не отвлекаться, слушать.

А тут особенный ребенок, живущий по своим внутренним законам. Он будет дезорганизовывать работу класса: тридцать человек и он один. И чтобы учитель мог что-то ему дать, все внимание концентрируется на нем. В итоге начинает страдать большая часть учеников, возмущаются родители. Некоторые вовсе задают вопрос: "Почему мой здоровый ребенок должен учиться с этим психом в одном классе? Он от него нахватается". В этом плане общество — родители и дети — не готовы к инклюзии.

У педагогов возникает иная ситуация — вот сидит в классе тридцать обычных детей и один особенный. И что с ним делать? Как его учить? И ведь главное, чтобы учитель не только принял этого ребенка, но и умел с ним работать. Должно быть реально развито тьюторство. Задача тьютора заключается в успешном включении ребенка с ограниченными возможностями в среду общеобразовательного учреждения.

Очень хорошая идея создания ресурсных классов в школах. Основным общеобразовательным предметам ребенок обучается индивидуально, в сопровождении педагога, а с классом ходит на занятия музыки, труда, рисования. Таким образом он и знания получает, и в обществе находится, не "капсулируется". Но представим: ресурсный класс один, особый ученик один, все хорошо. А если таких учеников 10? Очередь или расписание? Не знаю, насколько выполнима эта хорошая идея в рамках российского образования. А ведь это, в первую очередь, направлено на борьбу со стигматизацией, на формирование в обществе толерантности, терпимости, сочувствия к инаким.

У образования в коррекционных школах есть свои плюсы и минусы. Там дети находятся среди себе подобных....

— И им не к чему стремиться?

- В коррекционных школах дети не чувствуют себя ущербными, не чувствуют, что отличаются в худшую сторону от других. И, соответственно, не возникает комплекс неполноценности, нет проявлений дезадаптации. Им по силам школьная программа, они состоятельны, что поддерживает самолюбие и самооценку. А стремление к какому-то идеалу — это, скорее, задача педагогов.

— Общественные организации создают учебные квартиры, где подростки с психическими отклонениями готовятся "к взрослой жизни". Вообще подобные "уроки" имеют смысл?

- Конечно, имеют. Но очень многое все равно должно формироваться в семье. Кто учит нас готовить, стирать, убирать, обслуживать себя? Мама.

Чем сильнее заинтересована семья в том, чтобы помочь ребенку с ограниченными возможностями, тем больше у него шансов добиться положительных результатов. Вся семья! Не одна мама, а все члены семьи должны принимать участие в воспитании, чтобы состояние ребенка улучшалось — тогда прогресс будет значительно больше. Для этого родителям не надо требовать от ребенка чересчур многого. И в то же время нельзя оставлять ребенка "наедине с собой".

Родители должны замечать мелкие шажочки ребенка вперед в развитии и показывать, что они их видят, радуются им! Это касается любых детей, в том числе и детей с психическими расстройствами. Дети, наблюдая эту реакцию, видя, как они порадовали родителей, будут стараться изо всех сил. Это вообще одна из важнейших деталей в воспитании детей.

— Как помочь родителю особенного ребенка понять, что его сын или дочь — не только проблема?

- Нужно, чтобы у человека было желание избавиться от таких мыслей. Если он не хочет — как ему поможешь? Все, что от нас зависит, мы делаем. Мы стараемся показать, что мы не наносим вред. Если дети к нам попадают, мы стремимся им помочь. Но сложившаяся ситуация, которая передается из поколения в поколение еще с 60-х годов прошлого века, сохраняет негативное отношение к психиатрии.

Никогда не наблюдали картинку в общественном транспорте: ребенок кричит, мама успокоить его не может, а сердобольные соседи по транспорту начинают: "Ты че, остановить его не можешь? Ты че, воспитать его не можешь?". Они не понимают, что он кричит не потому, что избалован, а потому что что-то вызывает дискомфорт, просто плохо переносит поездку, скученность людей. Он ведь кричит! И маме тоже плохо — она знает, что все вокруг ее осуждают. В следующий раз она просто не сядет в транспорт и останется с ребенком дома.

Беседовала Яна БРЫЗГАЛОВА

Ранее по теме:
Дыра в потолке нормальности
Аутята, вы куда?

Присоединяйтесь к нашему каналу в Telegram для быстрого доступа к новостям!

к списку материалов Если вы нашли опечатку, выделите ее в тексте и нажмите ctrl+enter
Поделиться
Класснуть
Отправить
Комментировать

Введено 0 символ(ов) из 1500. Оставшееся количество символов: 1500.

Если вы можете дополнить материал своей информацией, то оставьте свои контактные данные
  • Последние новости

  Следите за новостями


Система Orphus

Я читаю Telegram Уралинформбюро.

А вы?

Подписаться Закрыть ×